Эксперты рассмотрели наиболее часто встречающиеся злоупотребления со стороны участников налогового контроля при его осуществлении

Представители бизнес-сообщества и налоговые эксперты в ходе конференции, посвящённой итогам и перспективам налогового законодательства 2018 года, организованной РБК, уделили особое внимание вопросу налогового контроля за предпринимательской деятельностью в современных условиях.

Управляющий партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин представил обзор распространённых практик злоупотребления со стороны проверяющего органа при налоговом контроле.

Первое, с чем сталкиваются налогоплательщики – это двойное взыскание налоговым органом. При этом налоговая инспекция, признавая сделку мнимой и снимая все вычеты и расходы по налогу на прибыль, начисляет сумму, подлежащую уплате в бюджет.

Однако если сделка признана несостоявшейся, то соответственно и факт получения прибыли должен быть аннулирован и, как следствие, не требуется уплачивать налоги в бюджет, этого и необходимо добиваться налогоплательщикам.

Дмитрий Костальгин рекомендует разрешать проблемы с налоговой инспекцией на досудебной стадии: представлять доказательства и производить анализ выписок по операциям по счёту.

Следующая проблема, которая возникает на практике, – это взыскание денежных средств не с того субъекта. Суть её заключается в том, что налоговые органы центрального аппарата в делах, касающихся необоснованной налоговой выгоды, не заинтересованы в поисках реального виновника нарушения.

Ведь в случае даже его обнаружения и передачи данных в тот налоговый орган, где он стоит на учёте, никаких плюсов с точки зрения статистики налоговый орган не получает. Таким образом, поиск виновника нарушения перекладывается на налогоплательщика, поэтому эксперт рекомендует обращаться с жалобой в вышестоящий налоговый орган.

Дмитрий Костальгин также обратил внимание на важность истребования доказательств по запросу налогоплательщика.

На практике нередко бывают случаи, когда налоговый орган запрашивает документы, однако, если ему не предоставляют их, не настаивает на этом. Таким образом, налогоплательщик лишен возможности сформировать доказательственную базу и вынужден жаловаться в вышестоящий орган.

Обратная ситуация происходит с раскрытием доказательств и предоставлением документов по итогам налоговой проверки. Так, налоговая инспекция может доначислить налоги на основе только части документов, подтверждающих правонарушение.

В соответствии с действующим законодательством к акту проведенной проверки прилагаются документы, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, при этом документы, полученные от лица, в отношении которого проводилась проверка, к акту не прикладываются (п. 3.1. ст. 100 Налогового кодекса).

Следовательно, важно проверять список документов, который приложен к акту налоговой проверки, и если какие-то документы приняты во внимание не были, то необходимо обращаться с жалобой в вышестоящий налоговый орган.

Рассматривая вопрос о порядке проведения допросов в налоговой инспекции, Дмитрий Костальгин отметил, что налоговый орган в целом доверяет той информации, которую ему предоставил налогоплательщик.

Однако на практике налоговики нередко осуществляют допросы линейных сотрудников (например, уборщиц и водителей) или бывших работников, которые, в свою очередь, могут сообщить недостоверную информацию в силу личных взаимоотношений.

Эксперт также рекомендовал пользоваться таким способом удостоверения показаний, как аффидевит, то есть проведение допроса у нотариуса, который не нужно путать с заверением подписи. При проведении данной процедуры лицо предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Дмитрий Костальгин указал, что налогоплательщики сталкиваются с подменой понятий и в ситуациях, когда для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле, для чего привлекается эксперт (ст. 95 НК РФ).

Налоговый орган допускает нарушения, ставя перед экспертом вопросы о юридической квалификации (например, является ли трансформаторная будка объектом движимым или недвижимым) (письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 1 апреля 2016 г. № 03-02-07/1/19164).

При этом Дмитрий Костальгин отметил, что личность экспертов, а также их компетентность не должны вызывать сомнений.

Поэтому он рекомендовал налогоплательщику по возможности привлекать альтернативное мнение в виде контр-экспертизы, а для предотвращения искажения информации на этапе назначения экспертизы и передачи эксперту документов важно проконтролировать факт передачи всех необходимых для этого материалов, так как на практике эксперты практически никогда не проверяют наличие всех необходимых для проведения экспертизы документов.

Кроме этого, эксперты затронули тему злоупотреблений и со стороны налогоплательщиков при проведении налогового контроля, в частности, речь шла об увеличении числа случаев использования фиктивного документооборота.

Например, гражданин подал налоговую декларацию, которую зарегистрировали в базе, при этом при перечислении денежных средств налоговый орган узнал, что указанное лицо уже умерло, или документы были поданы за него при отсутствии соответствующей доверенности, подтверждающей полномочия.

Начальник управления камерального контроля ФНС России Александр Егоричев указал, что в подобных казусах разбирается подразделение по контрольно-аналитической работе, задачей которого является профилактика нарушений, сбор доказательств умысла со стороны налогоплательщиков, установление выгодоприобретателей и сбор доказательств неисполнения сделки.

Источник: Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ

ПОДЕЛИТЬСЯ